Волшебство возможно


МУЖЧИНЫ ЖЕНЩИНЫ ДЕТИ КАРЬЕРА БИЗНЕС

ПСИХОТЕРАПИИ НЕ СУЩЕСТВУЕТ, НО ОНА ПОМОГАЕТ ЛЮДЯМ



ПСИХОТЕРАПИИ НЕ СУЩЕСТВУЕТ, НО ОНА ПОМОГАЕТ ЛЮДЯМ

Вчера пообщался с мамой молодого человека 20-ти лет. А она в завершении: эй, чувак, не хотелось бы больше иметь с тобой дело. И это при том, что исключительно довольна результатами! Ну, она, конечно, не совсем так сказал, а вот так: очень хотелось бы не иметь повода для обращения к вам. Деликатно, правда?! Но смысл один.
Итак, теперь последовательно. Около года назад она обратилась за помощью для своего сына. Ей жутко не хватало в нём целеустремлённости, планов на будущее и настойчивости в их исполнении. Такой, в общем, шалтай-болтай, день за красных, два за белых, сам не знаю, чего хочу, кем быть и каким быть тоже, иду, куда поманят, и т. п. — какие-то такие метафоры использовала мама. А при таком ведь и черту переступить недолго... В общем, волнуется мать за сына.
Он находится в одном городе и у мамы связь с ним только по телефону. Она в другом, а я в третьем и связь у меня с ней только по скайпу. Юноша и слышать не хотел о том, чтобы пообщаться с каким-то психологом, или кто он там есть… Но помогать надо.
Поэтому решили с мамой пойти на необъявленную психотерапию. А что такое необъявленная психотерапия? Я — настоящий психотерапевт сижу в засаде или даже в штабе, жую бутерброды и отдаю указания ненастоящему психотерапевту — маме, которая — бедная женщина — сражается на передовой под прикрытием с демонами своего великовозрастного, ни о чём не подозревающего, дитяти.
Таким образом, наше трёхстороннее общение сводилось к следующему: я звоню маме и задаю кучу вопросов, она отвечает и получает от меня кучу инструкций, потом мы прощаемся и она звонит сыну, который понятия не имеет, чем в этот момент мама занимается с ним, а мама занимается самой что ни на есть психотерапией, дальше мама звонит мне, предоставляет устный отчёт о беседе с сыном и получает новую порцию для следующей необъявленной сессии.
Ну, что, разбудили воображение мальчишки, и желания, и мечты, и цели заиграли, даже планы и дисциплина с планов соблюдением заиграли. Какие-то взрослые поступки начались. Я ретировался, а мама осталась мониторить и корректировать, благо, она теперь оснащена инструментарием в избытке для сынотерапии.
Кто-то может подумать, что неэтично, всё-таки взрослый человек, чего его лечить без ведома. Но попробуйте это маме объяснить. Да и смысл? Да и суть не в этом.
Я её спрашиваю вчера: вы довольны результатами? Она отвечает: да, довольна!. Я: ну, пишите, если что. Она: не хотелось бы иметь повода писать вам.
Что ж, понимаю. Только не понимаю: печалиться от этого, не думать или что-то предпринимать?